«Полная оторванность и свобода». Интервью с Русланом Ступиным о альбоме Dehumanized States of America группы Наив.

Однажды мы сидели на кухне с Кириллом и переслушивали этот альбом, попутно обсуждая какой же он классный, и как вообще могло получиться так, что в России 90х писались такие вещи. Тут же родилась мысль, а почему бы не разузнать все самим. Спасибо Руслану за отзывчивость и то, что нашел время ответить на несколько наших вопросов. Приятного чтения.

Альбом 1994го года. Дело было давно. Расскажи о воспоминаниях. Что это было за время в стране и чем запомнился тебе этот период в творчестве группы Наив? Как родился альбом Dehumanized States of America?

Это было крутое время. Накануне мы записали альбом «Пива для Наива». Это была наша первая профессиональная запись, потому что первый альбом «Switch-Blade Knaife» был записан впопыхах и ни у кого не было никакого опыта записи. «Пива для Наива» был полностью англоязычным, кроме «Бременских музыкантов». Я написал для него музыку, а наш первый басист Макс Кочетков написал тексты. На альбоме была песня Иванова — Cammie Toloui. Под этот альбом мы сделали тур по четырнадцати европейским странам. В то время еще не было шенгена и существовал дикий геморрой в получении виз. Это сейчас ты спокойно получаешь визу в посольстве и едешь в Европу, а тогда такого не существовало. Ты должен был получить в ОВИРе (Отдел виз и регистрации) выездную визу. Т.е тебе должны были здесь в совке поставить визу, и уже с ней ты шел в посольство получать визу этой страны. У Максима Кочеткова папа был высокопоставленным чиновником, поэтому мы быстро получили и заграничные паспорта и визы. В итоге мы поехали в Европу на поезде «Москва — Берлин», а там нас уже встречал турменеджер — датчанин американского происхождения. Он нас и повез по всем этим странам. У нас был автобус и весь бэклайн. А в стране в это время были серые макароны и туалетная бумага в магазинах, сплошные митинги из бабушек в Лужниках. Больше ничего не было — тотальный пиздец. Мы приехали в Берлин и переночевали у Дэвида Поллака. Это такой человек, который привозит в Европу калифорнийский панк-рок. Он владеет очень мощным независимым лейблом (Destiny). Тогда он только переехал в Берлин из Америки, купил огромную двухэтажную квартиру и предложил нам у него переночевать. Круто было. У нас шок конечно был. Макс, например, родился в Америке родился и жил там. Мы же с Полищуком совсем офигели. Ты представь, из совка 93-го года попасть в Европу, которая на диком подъеме. Тогда еще не было никакого кризиса. Так вот начался наш тур. На пятый день у меня украли все документы. Границы мы пересекали без документов. Тур проходил от Норвегии до Италии. Из бывшего соцлагеря мы играли только в Чехословакии в Праге. Тур завершался в Финляндии. Все уехали из Финляндии в Питер, а уже потом в Москву.

7

Я автостопом поехал к другу во Францию. Путь через Финляндию, Данию, Германию во Францию. Доехал и стал там тусоваться. И у меня там совершенно башню отвернуло. Ходил по всем концертам. Тогда ведь не было интернета и информация до совка доходила с большим опозданием. Кроме того, в Москву привозили только раскрученные коллективы, которые издавались на мейджорах. Не возили никаких клубных групп, или групп, которые играли в только появившихся стилях. Походив там по нормальным концертам я понял, что этот панк-рок в стиле Sex Pistols или 77 пополам с глэмом, не в кайф. В европейских клубах того времени было много нойза, в Германии был силен краут-рок. Это все было очень интересно и у меня начали появляться разные рифы. Потом во Франции меня благополучно арестовали за нахождение без документов, посадили в тюрьму и выслали из страны после отсидки. И вот я приехал в Россию с этим материалом, с альбомом, который я сочинил там. Текстов не было. Что с этим было делать непонятно, потому что когда я его предъявил на репетиции, то все конечно прихуели. Может быть, кроме Дениса Петухова, потому что он человек музыкальный, который врубился, что это что-то клевое и не то, что делает Наив. Он меня поддержал. Потом Макс Кочетков написал тексты, что-то написал Иванов. Не очень помню если честно, я текстов мало касался. Песни мы отрепетировали в Кунцевском Краеведческом музее, ну а дальше альбом был записан. В общем альбом так и появился. Приехал из Европы.

Ты говоришь, что в Европе постоянно ходил по концертам. Можешь кого-то вспомнить?

Абсолютно не помню названий. Из известных был на Slayer в Копенгагене. Они играли на дискотеке на круглой сцене, и колонок там не было. Были какие-то стеклянные панели, к которым подключены ионизаторы, т.е вся площадь стекла являлась широкополосной колонкой. Они играли с электронными барабанами. Это был полный пиздец. А те группы, которые выступали тогда, сейчас ни о чем не говорят. На Clawfinger я попал, на The Young Gods был. Это из тех, кто потом стали известными. В основном это были сборные концерты с группами которые играли нойз, краут, психоделику тяжелую. А, точно, был еще на Neurosis. Есть американская группа такая…

Да, легендарная сейчас группа.

А на них тогда было пять человек. Я был шестым. Ощущение было жесткое. Хотел попасть на Ministry, но были очень дорогие билеты. Дело в том, что в Европе я жил в сквоте, а зарабатывал тем, что на улице играл, поэтому денег у меня особо на концерты не было. В общем, в то время клубные европейские группы на меня большое впечатление произвели.

6

Альбом Dehumanized States of America очень сильно отличается от того, что делал Наив до и после него. Очень мрачный. Что-то конкретно повлияло на эту атомсферу? Личные переживания или происходящие в тот период события в стране?

Нет, ничего такого. Я вообще всегда был очень веселым человеком. А почему он такой мрачный получился даже не знаю. Что-то вылезло, видимо, из подсознания. Никакой депрессии я не испытывал. С этим все нормально.

А в целом какие-то музыкальные ориентиры на тот момент были?

Абсолютно никаких. В Европе я попал в абсолютно правильную среду. Когда мы ездили в туре, то у нас было 56 концертов за 62 дня. И эти 14 стран в которых мы были, я почти и не видел. Автобус, клуб, выступление, пьянка, сон и ты едешь дальше куда-то. Звучит, конечно, круто — 14 стран, но действительно в них я побывал уже после тура, когда поехал автостопом во Францию. И было здорово то, что я был абсолютно оторван от любых ориентиров, потому что воспринимал огромное количество информации. Бесконечные клубы, необычные места, бесконечные группы, на концерты которых я ходил каждый день. Повлияло если, то огромное количество самой разной музыки от фолка до нойза. Полное освобождение. Из совковой среды меня выдернули, а в европейскую не посадили. Полная оторванность и свобода. Это было очень круто.

16

Как, где и на чем записывался альбом?

Альбом записывался так. Я предложил прогрессивный на тот момент вид записи. Сделать программинг, барабаны забить и добавить разных звуков. А на концертах играть вживую. Много групп в Европе так играли. Шура привел довод, почему мы должны от этого отказаться от такой записи, — «Миша Полещук на это обидится». Детский сад. У Шуры вообще свои представления о записи. Например, когда мы писали «Пива для Наива», он не дал мне записать вторую гитару. В некоторых песнях, например, нет подложенной ритм-гитары и я играю соло поверх баса, потому что «Мы не должны обманывать свою публику, мы должны звучать так, как играем на концертах». В общем, программинг мы не стали делать по одной причине — «Миша Полещук обидится». Но Миша не обижался и даже говорил: «Давайте я займусь программнгом, мне это интересно». Он довольно прогрессивно мыслил. А Шура сказал «Нет. Это все попса. Не надо попсы». Мы ему конечно говорили, что какая же это попса, послушай материал — это же такой пиздец, медный таз на голову людям, сделаем все круто с электронными барабанами, как Ministry или Revolting Cocks, с жестким сэмплированным звуком. Тем более, в Москве уже появились компьютеры, не Tascam пленочный, а аппараты с которыми можно было сделать эту нарочито жесткую цифровую запись. Но в итоге, писались мы вживую. Миша Полещук, который не играл эти песни, сыграть их и не мог. Он совершенно рок-н-ролльный расслабленный барабанщик. Как The Rolling Stones, например, играл шумно и нога у него постоянно отставала. И тот альбом, который я хотел сделать суровым и электронным получился слишком живым. Хотелось сделать очень холодный, почти индастриал-альбом. 1993 год, нужно было делать так тогда, это было круто. В результате мы зачем-то выбрали дорогую студию, где, кстати, была возможность сделать цифровую запись, где был компьютер, синтезаторы, ворк-станции с возможностью создания паттернов, но почему-то мы писали все вживую. Полещук сыграл все криво, барабаны звучали плохо — как обычно одно железо, бочки нет, потом Денис записал бас-гитару, на которой к тому моменту играл два месяца. Это сейчас он стал очень крутым и одним из самых востребованных музыкантов, а тогда он был подростком, учился в Школе рабочей молодежи и играл на разбитом Диаманте. На запись ему дали какого-то корейца. Я записал гитару. Тексты были уже написаны. Вот как-то так все и вышло. Во время записи мы сильно бухали. Это был период в Наиве, когда директора у нас не было, Снейк еще не пришел, и директором был то я, то Иванов. Кто в запое — тот не директор. Я был в запое в тот период, поэтому рулил процессом Иванов. Вот собственно эта запись и получилась непонятно как, через жопу. Получилось все примерно наполовину от того, что я хотел и задумывал. Сейчас я буду делать этот альбом полностью сам, так как я его и планировал сделать. С Ивановым предварительно договорились о том, что он его перепоет. Если не все, то по-крайней мере лучшие вещи, которые я очень люблю. Мы договорились сделать так, как я тогда хотел. Альбом записали слишком живо, но он произвел очень большое впечатление на Билла Гулда из Faith No More — он написал мне очень восторженное письмо. Было приятно слышать. Так его и писали — я был пьяный, Иванов был пьяный, Полещуку не дали запрограммировать барабаны. Как-то так.

5

Новость о том, что вы будете переделывать Dehumanized States of America — это уже какая-то открытая информация, которую можно публиковать?

Ну, мы с Ивановым были очень долго в ссоре. Лет, наверное, восемь. На последнем дне рождения Наива, который проходил в Yota Space, мы помирились, и я ему сказал, что хочу сделать хотя бы на пробу Dehuminized — первую заглавную песню в электронном виде, так как и хотел тогда, и предложил попробовать. Он сказал: «Я понял о чем ты говоришь, отличная идея, ахуенно, давай». Так что я эту идею не оставляю. Девушка моя нашла старомодную драм-машину — Korg такой, потому что сейчас в компьютерах современные барабаны, а искать те самые и качать их откуда-то не хочется. Сейчас мы доделаем несколько вещей Boozemen Acoustic Jam, и я начну это делать. Так что эта информация открытая. Предварительная договоренность с Шуриком есть, но помнит он об этом или нет, я не знаю. Он сказал, что если я буду что-то делать в рамках старого Наива, то он готов в этом поучаствовать.

Традиционный вопрос от моего соседа. Ему очень интересны инструменты, на которых вы играли, какие примочки, усилители, эффекты вы использовали.

Я играл на гитаре Jackson/Charvel все песни. Использовал я чистый перегруз. Для обработки я использовал прибор, который только тогда появился — DigiTech-2101PRO. Петухов писал бас на каком-то корейце, который дал ему Кочетков, убей не помню, что это за фирма. Барабаны были те, которые стояли на студии — у Миши никогда своего ничего не было.

Интересны тексты песен, и были ли проблемы у группы, например, после песни Fuck the fascist control?

Проблем никаких не было. У Наива был период, когда почему-то московские скины решили, что мы их группа, и стали приходить к нам на концерты, но это быстро прекратилось, потому что Иванов их постоянно матюгал со сцены с дикой силой, и они как-то перестали сами ходить. В общем,проблем никаких не было. У Наива вообще не было никаких проблем с нацистами, ну по крайней мере у меня. На меня никто никогда не наезжал. У меня были столкновения с ними в городе, но не из-за Наива, не из-за идеологии, а так просто за волосы длинные.

Расскажи о треке Invasion и лирике на японском. Что это за люди — Масаки и Чияки?

23

Масаки и Чияки — это совершенно замечательные люди. Это японцы из Токио — хардкор-группа, которая называется Power Of Idea. Они приехали в Москву и выступали в Горбушке. Мы им предложили записаться в этой песне. Там же нет мелодии, а мелодекламация, и они очень смешно там что-то по-японски натрындели, а мы это записали. В общем, это трек который был записан нашими японскими друзьями, который мы не знали вставлять или нет, а потом решили оставить на альбоме.

Расскажи о клипе. Кто и как снимал клип, как походил процесс?

Это дипломная работа студента ВГИКа. Снят он на 8мм, на камеру того чувака, которого нашел Андрей Павлов — наш директор на тот момент. Ему нужно было сделать дипломную работу во ВГИКе. Что это означало? Это означало, что ему давали какую-то бракованную пленку, давали на какое-то время камеру и монтажку. Он решил сделать дипломной работой клип группы Наив. Мы поехали в Капотню, где горит этот факел — Московский нефтеперерабатывающий завод. Он тогда вообще никак не охранялся. Мы снимали все на заднем дворе, где целые гектары земли с кучами какого-то шлака, заброшенными железнодорожными путями и вагонетками. Пейзаж совершенно пост-апокалиптический. Все прошло быстро. Сняли на одну камеру с трех-четырех дублей. Ребята потом смонтировали.

Поиски лайвовых записей Dehumanized States of America ничего не дали. Альбом вообще игрался и были ли съемки концертов?

Презентация альбома была в клубе Секстон ФОЗД, который тогда находился на Соколе. Некоторое время мы играли альбом, но потом поняли, что он оказался очень сложным для слушателя и постепенно стали разбавлять его теми вещами, к которым толпа была готова, а потом появились уже новые песни. Как-то здесь этот альбом не пошел. Мы его готовили к следующему европейскому туру, который не получился из-за проблем директора со здоровьем. Работа директора, во времена отсутствия интернета была очень большой и напряженной. Бесконечные телефонные звонки. И он с этой работой не смог справиться. Тур слетел и альбом, который по сути для него готовился, оказался невостребованным. В общем через какое-то время мы перестали его играть, потому что толпа не готова была его слушать.

Из русских музыкантов кто-то как-то отреагировал на эту запись, потому что единственным отзывом, который удалось найти, это отзыв Дмитрия Спирина о том, что этот альбом — «маловразумительный эксперимент»?

Понимаешь в чем тут дело. 1993 год, когда все это писалось и создавалось, Совок был непреодолим. Люди, которые живут в наше время, имеют доступ практически к любой информации. К музыкальной, текстовой итд. Им сложно понять в какой окружающей среде это все происходило. Они не могут представить себе те декорации. Никто был не готов к таким вещам. Герману из группы Матросская Тишина альбом очень понравился. Вот Биллу Гулду очень понравилось, но он американский музыкант, Дэвиду Поллаку понравилось. А здесь в 1993 году люди слушали Anarchy in UK и Мама-Анархия — вот что здесь катило. Здесь Монгол Шуудан считались панк-группой. На концерты приходили люди, униформа которых — тельняшка, а сверху дерматиновая косая куртка, проклепанная ножками от саквояжа. Все жили в каких-то старых реалиях. Люди жили разными тусовками. Кто-то любил Sex Pistols, кто-то Ramones. Продвинутые слушали Misfits или максимум Rancid. Ни о чем другом тут речи быть не могло. Очень продвинутые люди, которые не ходили на концерты, вот им нравился этот альбом. Никакой Butthole Surfers никто не знал. Когда я привез из Европы их альбомы мне вообще заявили, что это какофония, а это между прочим один из самых мелодичных альбомов — Independent Worm Saloon, который продюсировал Джон Пол Джонс на секунду, а это бас-гитарист Led Zeppelin и это казалось здесь какофонией. И в том числе и музыканты рассуждали здесь так. Музыканты наши отреагировали скептически и решили, что Ступин сошел с ума как обычно.

Были ли попытки пристроить альбом на западный лейбл? Вы же были знакомы с Биафрой, либо на тот же Maximumrocknroll?

Попыток не было. Этот альбом просто списали со счетов. Когда мы поняли, что в Европу мы не едем, то как-то на все забили. Билл не стал выпускать этот альбом, потому что собирался сделать лейбл и хотел нас выпустить на этом лейбле, но ему нужен альбом на русском языке. Тогда он сказал, что готов даже приехать и спродюссировать этот альбом. Вот следующий альбом «Пост-Алкогольные страхи» мы начали делать на русском как раз с целью, чтобы Билл приехал, записал и выпустил его в Штатах. А Maximumrocknroll не выпускал потому что Тим Йоханнан уже болел раком и ему было ни до чего.

Расскажи о лейбле «SOS». Почему решили выпустить самостоятельно?

1

10

11

С нами никто не хотел подписывать никаких контрактов. Альтернативной музыкой здесь занимался только Игорь Тонких. Ему это было неинтересно вообще. Он считает, что те, кто поет на английском в России максимум на что могут рассчитывать так это на то, что какой-нибудь диджей «Жопа» сделает на них ремикс. А как выпускаться? Для того, чтобы выпустить тираж кассет, нужно было какое-то юридическое обоснование. Сейчас ты приходишь в типографию и тебя вообще ни о чем не спрашивают. Тогда типография брала заказы только при наличии договора с юридическим лицом. S0S — это фирма, которая сделана только под этот релиз. Потом она была сделана еще раз под другой релиз — под «Оптом и в Розницу». Законодательство России в тот момент не подразумевало свободного рынка. Ты не мог просто прийти в типографию и заказать печать. Поэтому приходилось работать такими путями. Sharks Of Showbusiness — так расшифровывается SOS. Потом уже Тонких это все выпустил, когда мы заключили контракт с FeeLee records. Мы же были лохами — заключали контракт на «Пост-Алкогольные» страхи, а в контракте было указано «весь бэк-каталог», и Игорю Тонких теперь принадлежит весь бэк-каталог до «Пост-Алкгольных» страхов. Он выпустил все эти релизы на дисках и кассетах уже после того, как мы ушли с FeeLee records. Но Dehumanized States of America не пошел. Это такой альбом, который очень немногим людям нравится. Фактически, публика Наива была к этому альбому не готова абсолютно. После этого альбома был выбор — либо Наив продолжает в этом духе и делает себе новую публику, либо гонит дальше в сторону русского рока, что собственно и произошло. Выбор сделан был в сторону русского рока, потому что это более кассово, более удобно и в небольшие противоречия вступает, как я понимаю, с установками тех, кто участвует сейчас в группе.

Треки, вошедшие в альбом — это все песни, которые были написаны, или есть еще что-то, что не вошло в альбом, может быть, демки какие-то?

Все что было, все и записали. Были какие-то куски, которые потом Снейк использовал в каком-то инструментале.

Спустя столько лет после выпуска альбома, какое твое личное отношение к альбомам «Наива», в которых ты принимал участие?

Ну Dehumanized States of America — самый клевый. К вопросу об ориентирах. Их не было никаких поэтому так круто и вышло. В этом смысле он наиболее самостоятельный. Он неудачно записан, конечно. Хотя если сейчас начну делать, может получится хуже, потому что я буду делать с оглядкой на что-то, да и мозги, может, уже закостенели. А тогда это было на ура, такой пьяный угар. Я к нему отношусь очень хорошо. Я считаю, что это лучший альбом «Наива».

«Пива для Наива» мне смешно слушать, но он вызывает ностальгические чувства. Я тогда любил глэм и по музыке это видно — по всем этим рифам и ненужным солякам.

На Switch-Blade Knaife половина моих песен. Эта запись — случайность. Мы тогда вообще не были группой. То, что этот альбом появился — большая случайность.

В «Пост-Алкогольных страхах» я не участвовал, мне эта пластинка не нравилась.

В общем два альбома в которых я полностью участвовал — это Dehumanized States of America и «Оптом и в розницу», в котором я и тексты написал и аранжировки сделал. Я уже знал, что буду уходить из Наива и этот альбом я хотел сделать с аллюзиями на то, что я любил в подростковом возрасте (The Police, Nina Hagen итд). Каждая из песен близка к той музыке — ни стилистически, ни содрана, но она отсылает слушателя к тем группам. Мои ровесники, которые слушали «Оптом и в розницу», заценили этот альбом. Это все музыка подростков конца семидесятых годов, но записана и аранжирована она по-другому.
Dehumanized States of America же я писал просто от души, поэтому он самый любимый для меня. Это запись с очень сильной энергетикой, начиная с первого трека. Я к этим песням до сих пор спустя столько лет интереса не потерял и мне хочется их скорее переделать. У меня в жизни не было такого ни разу, чтобы я захотел снова сделать какую-то уже сочиненную песню, а с Dehumanized States of America есть такое.

Раз ты вспомнил про самый первый альбом «Наив», расскажи, пожалуйста, о истории, что якобы эта пластинка была у Курта Кобейна. Правда или нет?

12

13

Да, это правда. Она была у Курта Кобейна и это не байка. История такая. Для того, чтобы слушателю дешевле обходились пластинки фэнзина/лейбла, слушатель мог оформить себе подписку. Поскольку всяким независимым людям в Штатах нравился лейбл, они не покупали отдельные пластинки, а оформляли подписку. Годовую, например. Все релизы, которые выпускал Maximumrocknroll, автоматом приходили почтой тому человеку, который оформил подписку. Понятно, что Кобейн не специально покупал этот винил, а просто ему пришел очередной релиз в посылке. Байка возникла такая — когда его спросили, какую группу он знает из России, он ответил, что у него была пластинка группы Наив и что вроде бы они из России. Т.е он даже не знал, точно из России ли группа. Потом уже тут все разрослось до того, что Наив — любимая группа Курта Кобейна. Это конечно же не так.
Когда мы ездили по Европе, то месяц мы играли сольно, а месяц с группой из Сиэтла, называются они Coffin Break, и в свое время у них Кобейн работал техником. Они много чего интересного про него рассказали.

14

Относительно недавно вычитал, что у MDC был тур по России и вы играли на разогреве. Можешь что-то рассказать о этих концертах, потому что я себе не очень могу представить реакцию людей на такую музыку в то время.

О том концерте я могу вспомнить только то, что их менеджер, тот самый человек, познакомившись с которым на концерте, мы получили тур по Европе. Он же нам его и сделал. Реагировали на эту музыку в России плохо. Она была никому не нужна. В конце 80х годов был период, когда из-за границы можно было привезти любую группу. Представь, что на группе Laibach был биток в Горбушке. Или на Einstürzende Neubauten была полная Горбушка. И этот период, когда любое западное имя на афише, даже самое неизвестное, гарантировало толпу в зале, прошло. А время, когда появилось то поколение, которое может адекватно воспринимать такую музыку еще не пришло. MDC играли в малом зале Горбушки. Это был зал на 300-400 мест со стульчиками. Человек, наверное, 100 пришло.

Расскажи о своей нынешней группе.

Четыре года назад мы с другом Архипом, с которым и ездили во Францию, сделали группу — Boozemen Acoustic Jam.
Это такой folk-n-punk. Панк-рок, сыгранный на акустических инструментах. Функцию соло-гитары исполняет скрипка, функцию ритм-гитары исполняет акустическая гитара. Я играю в этой группе на банджо. Ездили в Германию, Францию, Израиль. Здесь играем регулярно. Есть сайт и страницы в соцсетях, где можно все посмотреть.
Больше, наверное, нечего сказать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика