Интервью с Юргеном Николаевым (Смальта, Летчик твоего неба, Кит Сэлинджер)

Привет, ребята. Сегодня у нас очередное интервью с очень уважаемым нами человеком. Основатель групп, названия которых вы видите в заголовке, согласился ответить на наши вопросы. Также хотим обрадовать жителей Нижнего Новгорода тем, что в 25 декабря состоится концерт группы Смальта. Его не стоит пропускать хотя бы потому, что играют ребята раз в год, и будет ли следующий раз неизвестно. Приятного чтения.

vw2szhin85o

Привет. Представься, пожалуйста, и расскажи о себе.
Салют. Юрген Николаев. Родился я в городе Арзамас (100 км. От Нижнего Новгорода). Город известен в частности тем, что в нём провёл детство знаменитый писатель Аркадий Гайдар. Да и учился я в школе им. А.П. Гайдара, а потом в педагогическом институте им. А.П. Гайдара. По образованию я филолог, преподаватель литературы, русского и английского языков, но никогда по специальности не работал. Там же лет в 14 начал играть понемногу музыку, сначала дома, мы перегружали гитару через магнитофон «Маяк», а группа называлась «Мотор». Мы просто очень любили Motorhead. Я тогда не играл на гитаре, осваивал барабаны и моим любимым барабанщиком тогда был (да и сейчас остаётся) Дейв Ломбардо из Slayer. Надо понимать, что родился я в 1974 году и всё это начиналось ещё в 80-е годы в СССР, и тогда я был оголтелым металхедом. Мы играли треш и дет-метал, а назывались: Mortuary, Necrofuck, Террор, но выглядели при этом как панки. Потом лет в 17 металл мне надоел и я перекинулся на традиционный рок 60-х и 70-х: Pink Floyd, King Crimson, Led Zeppelin, но в конце 91 года услышал Nirvana и всё переменилось. Один друг привёз из Польши кассеты и сказал, что вот это вот теперь там все любят. Это был альбом Nirvana «Bleach» – вот тут я и удивился. Мне это показалось невероятной смесью металла, типа тех же Slayer или Celtic Frost и Beatles. По тем временам это выглядело полнейшим извращением, но дико мне вкатило, и с тех пор я стал слушать то, что потом стали называть alternative rock и даже снова немного полюбил thrash-metal. О временах арзамасских можно почитать вот здесь, там есть достаточно толковый материал про то время и интервью со мной.

Задаю этот вопрос всем музыкантам, но не всегда он входит в финальный текст интервью. Но всё же, после прослушивания какой песни/группы ты понял, что будешь заниматься музыкой?
Альбом Slayer «South Of Heaven» — тогда в 14 лет я начинал играть на барабанах и был просто в шоке от альбома как такового, я до сих пор могу по памяти напеть все эти дикие слэйеровские соло и помню все-все барабанные брейки и прихваты Ломбардо. Тогда я понял: стану музыкантом. Только тогда я хотел стать барабанщиком. И стал, кстати – серьёзно занимался 3 года в музыкальной школе и играл потом в группе «Гидравлическая Хлеборезка» вплоть до 95 года. Если говорить о влияниях, то самая разная музыка вливалась в меня в самом раннем подростковом возрасте, ещё до знакомства с хеви-металом – я очень любил The Beatles и, как ни странно, Высоцкого. Высоцкий мне казался абсолютно роковым чуваком. Помню ещё, что однажды попала ко мне пластинка Cryptic Slaughter, и я подолгу рассматривал фото музыкантов на обратной стороне конверта – им там было по 15-16 лет на вид. «Почти как я» — думал я, — «а уже такое музло нечеловеческое играют». Это всё очень вдохновляло. Помню там у вокалиста на джинсах была надпись Sex Pistols, а на рукаве косухи барабанщика краской белой было написано Minor Threat – я тогда не слышал этих групп, но названия запомнил и потом стал уже искать их записи – такой вот у нас тогда был Гугл.

Расскажи, пожалуйста, о том, как была образована группа Смальта, поскольку сеть предоставляет только описание с last.fm, которое больше походит на пресс-релиз на все случаи жизни.

pukhcsjh4q0
Здесь есть хорошо изложенная история группы. Но специально для тебя расскажу. Я уехал из Арзамаса в Нижний Новгород в 1999 году и достаточно долго не мог найти там музыкальных единомышленников, пока не устроился работать в рок-магазин «Так Nado». Надо сказать, что grunge тогда был очень не моден, и человеку в футболке Alice In Chains разве что не плевали в спину. Но в «Так Nado» и около него возникла такая мощнейшая тусовка, что туда притягивалось всё, что было нужно. Таким образом я стал тусоваться время от времени с Деном Померанцевым, странным гранжером из пригорода. Он играл на гитаре, я сочинял песни и тоже немного играл на акустической гитаре, но в основном пел, летом 2001 года мы решили создать группу и сделать так, чтобы музыка была тяжёлой, медленной и грустной. Причём сразу было решено петь по-русски. Нам нужны были басист и барабанщик. На барабанах нам согласился помочь на первых порах Лёха Столяров, который был тогда барабанщиком начинающей группы «Глубина». Нужен был басист. Причём нам хотелось, чтоб это была либо девушка, либо японец, монголоид какой-нибудь, такие вот запросы у нас были с Деном. Но никто в сети наши не попадался. До конца лета. А в сентябре в «Так Nado» зашли ребята знакомые и с ними был худой высокий чувак в бейсболке, я почему то сразу понял, что он басист. Разговорились, он сказал, что любит Tequilajazzz, Pearl Jam и Nirvana. Так мы познакомились с Митяем, у него оказались цыганские корни, так что наши с Деном экзотические запросы в каком то смысле воплотились. Спустя время я узнал, что ему тогда было только 16, хотя выглядел он на все 20. Решено было порепетировать. Он предложил привести барабанщика, с которым уже много играл раньше. Мы с Деном согласились. Когда мы в первый раз увидели барабанщика Вадима «да какой из него барабанщик». 13 сентября 2001 года у нас была первая репетиция в подвале на окраине Нижнего Новгорода, в наркоманских Щербинках. Денис начал играть свою музыку, все быстренько подключились и моментально сделали песню («Деновская», которая потом случайно не вошла в альбом «10»). Нас очень поразил Вадим своим мощным ударом и способностью всё схватывать на лету. Митяй вообще как будто вместе с нами всегда и играл. В общем – сложилось, мы поняли, что чудо произошло, искра проскочила. Сразу после этой репетиции мы поехали на троллейбусе в центр на День Рождения к моему другу Фуксу. Но троллейбус высадил нас на полпути и уехал в парк, а мы, переходя там же через ул. Бекетова попали под машину. Отскочить удалось только Митяю. Результаты: у Вадима был сломан таз, рука, повреждены внутренние органы, у Дена сломана нога, у меня сломан нос и повреждена нога, Митяю только порвало штанину. После аварии я неделю пробыл в больнице, где и придумал название для группы. До этого у нас были с Деном варианты: Бетономешалка, Джазобедренный Сустав, Скоростная Юность, BulkA. Митяй принёс мне в больницу «Над пропастью во ржи», я стал её перечитывать и вдруг какое–то место в книге натолкнуло меня на воспоминания о художественной школе, в которой я учился в детстве и я ясно услышал в голове голос преподавательницы ИЗО и конец фразы: «….разноцветными кусочками смальты». Слово «смальта» мне понравилось, я стал вспоминать, что оно означает, вспомнил и понял, что называться нужно именно так – это красиво, коротко и звучно. Смальта – это же куски мозаики, составляющие изображение, вот мне и подумалось, что все мы в группе – такие же разноцветные стекляшки, из которых потом сложится разноцветная музыка. Потом мы ходили в больницу к нашим покалеченным друзьям и они высказались «за». Мы, помня как круто было на первой репетиции, решили с Митяем ждать чуваков из больниц полгода, хотя все знакомые крутили пальцем у виска и говорили: «Что за бред? Возьмите кого-нибудь вместо них». В январе 2002 года мы решили вдвоём записать трек «Мерзавец». Дело в том, что хотя я и не предполагал, что буду играть в группе на гитаре, начал её понемногу осваивать. Это была гитара Дена Jolana Galaxis и дисторшн «Лель». Через какое-то время у меня стало получаться, Ден показал мне в своё время строй Drop D и это сильно помогло. И вот 6 января на репбазе группы Grey Stream их гитарист Юрец Гусев записал нам трек «Мерзавец». Сначала я сыграл его на барабанах, потом Митяй сыграл на басу, а уж потом я наложил гитару и вокал. Сделали всё быстро и особенно не парились. Но то, что получилось, нам понравилось. Мы стали давать послушать запись знакомым и многим неожиданно вкатило. Рома «Крест» из 7000$, который был тогда для нас авторитетом, одобрил и высказал респект. Вадим и Ден очень порадовались. В конце марта 2002 года Вадима выписали из больницы, ходил он пока ещё с костылём иногда, но играть уже мог. И мы решили репетировать пока втроём, а потом подключить Дена. После буквально 4-х репетиций нас позвали поиграть в знаменитом тогда Рок-Баре и 25 апреля мы уже сыграли первый концерт из 5 песен. После этого нас стали достаточно часто вписывать в разные гиги, хотя в НН того времени площадок было мало, а андеграундных концертов ещё меньше. В мае уже и Ден вышел из больницы и мы начали играть вчетвером. А летом уже начались перемены в составе – в какой-то момент мы просто выгнали Вадима, т.к. у него были проблемы с алкоголем и он подвёл нас на паре концертов. Помню, что в конце лета у нас играл одно время Лёха Кузнецов (тогда барабанщик 7000$, впоследствии Элизиум», теперь играет по моему в «Louna»). Он же, кстати, играл на первой сессии для записи «Неальбом» и треки «Удолбаный», «Голова-Нога» и «Барахло – это вот как раз он. Записывать мы начали в октябре 2002 года на студии NN-SP и записывал нас тогда ещё начинающий звукорежиссёр Гост. Сразу в процессе записи стало понятно, что Ден просто не тянет технически, у нас стали с ним возникать сложности, он с большим трудом врубался в материал, придуманный не им, а я к тому времени сочинял всё больше песен. В какой-то момент мы с ним просто расстались без ругани, т.к. было ясно, что мы с Митяем музыкально движемся гораздо быстрее, чем он. Осенью же мы отчаянно искали нового барабанщика, но все они не подходили. Тогда же мы попробовали поиграть с барабанщиком группы «Скотч», которые тогда играли никакой не эмо-кор, а гранж/ню-метал. Костя Кабанов очень понравился нам как барабанщик и как человек, он играл громко, просто и драйвово. Мы отыграли с ним мощнейший гиг в клубе «Реактор» и после он сказал, что не может остаться и играть на 2 группы. Но с тех пор мы с ним подружились, как и с самой группой «Скотч».

Хотелось бы услышать комментарии ко всем вышедшим записям Smalta.

Альбом «вкл/выкл»

item1207398055_cd_smalta_vkl_vykl_1

Как и в какое время были написаны песни, что окружало вас в это время, какие вещи волновал? Пару слов о ваших настроениях того периода. Дебютный альбом все таки. Что из себя представлял Нижний Новгород того периода?
«Мерзавца» я написал ещё живя в Арзамасе – это всё про любовь по большому счёту. Вообще, там много песен про любовь, хотя тогда у меня как раз было такое небольшое любовное безвременье, я ни с кем не встречался и не был ни в кого особенно влюблён. «Гетто» я написал, придумав смешной риф и припев, пародируя «Коррозию Металла», потом неожиданно, дописал куплеты, исходя из посыла «что вижу, о том и пою», всё это происходило в мрачном спальном заводском районе Молитовка, на последнем этаже пятиэтажной хрущёвки, где я жил и написал немеряно песен, помню, например, что передо мной тогда лежали на столе многочисленные счета за свет-газ-электричество, так я и написал в песне: «сидишь в бетонном ящике, на последнем этаже, ненавидишь всё, за что ты платишь, ты так же врёшь как и все». Песня «Барахло» — о том, как мы любим барахло, мы в то время много проводили времени в секонд-хендах, где покупали вещи, которыми потом было принято меняться друг с другом, когда они надоедали. Мы жили небольшой такой комунной что ли, курили одну на двоих, пили на двоих одну бутылку пива, например. Очень тепло и по-товарищески. Ну, что ещё про песни того времени вспомнить – «Удолбаный» про мои арзамасские ещё эксперименты с аптечными психоделиками и водкой. Честно говоря, я не очень люблю поэзию как таковую, и слова к песням писал иногда с большим трудом. Много песен уже абсолютно готовых были просто похоронены, так как я элементарно не смог написать слова для них. Была мелодия, «рыба», а слов не нашлось. А какие-то песни я написал сразу, и слова и музыку одновременно. Так была впоследствии написана «Москиты не плачут», к примеру. Нижний Новгород того периода, кстати, был очень интересен. На наших глазах возникала какая-то совершенно новая волна альтернативного рока, появилась тусовка из групп Смальта, Глубина, Скотч, 7000$, Негатив, Lady-F (впоследствии Блондинка Ксю). Очень дружили мы и с F.P.G. Было множество совместных концертов, с «Баксами» мы часто ездили в другие города. Тусовались все в основном на Чёрном Пруду, там можно было встретить вечерами и ночами кого угодно, в ходу было, помнится, дешёвое ивановское пиво «Премьер». Году в 2003-м мы начали активно ездить везде. Это были времена ню-метала и неожиданно гранж тоже вписался во всю эту тему. Все мы ходили в ширштанах или в джинсах спущенных до колен, в огромных футболках, в огромных же кроссовках Patrol, которые зимой вполне заменяли собой валенки. Одевались в секонд-хендах, т.к. по-настоящему хорошей одежды в торговых центрах того времени в НН было немного и она была дороговата, а мы были не то чтобы нищебродами, но около того. Тогда же примерно мы познакомились и подружились с группами 7 РАСА и Мои Ракеты Вверх и стали часто играть вместе в Москве и НН.

Как проходил процесс записи?
Записывали мы всё это на студии NN-SP Records, записывал нас Сергей «Гост» Мишанькин. В самом начале 2003 года к нам вновь вернулся Вадим Лубнин на барабаны и все треки, кроме тех, что мы записали с Лёхой Кузнецовым осенью, были сделаны с Вадимом. Писали сначала достаточно тяжело, т.к. играли ещё не очень слаженно и опыта записи в большой студии ни у кого не было.

Судя по оформлению диска, альбом разбит на две части: «вкл» и «выкл» соответственно. В чем заключался концепт?
Сначала мы записали 6 треков осенью-зимой 2002-2003. И распространяли это как «Неальбом», а потом дописали ещё 5 треков, добили «Мерзавцем» и выпустили под названием «Вкл/Выкл».

Расскажи о таинственном лейбле Vodomerka records. Discogs сообщает что это второй релиз лейбла, но меня не покидает ощущение того, что под этим названием скрывались вы. Как релизилась и распространялась запись? Этот диск, кстати, я случайно купил на книжном рынке в Самаре у одного парня в 2005 году, который включил мне начало трека «Клоун» со словами «Слушай как рифы воруют у Alice in Chains». Вообще интересен процесс распространения музыки в те годы, когда быстрого интернета еще нет, а группа не на большом лейбле?
Насчёт Водомерки всё просто – издавали мы на свои деньги, но один друг из тусовки, дизайнер Дима «ЯхаМуха» решил основать свой лейбл и попросил поставить логотип на обложку, а нам помог с дизайном и печатью тиража. Первым же релизом этого лейбла был диск группы «Глубина». По поводу крика в начале «Клоуна» — многие нас обвиняли в плагиате, но на обложке мы указывали по-моему в комментарии к этому треку: screaming like Layne Staley, чтоб было понятно, что это осознанная цитата. По распространению – через дружественные магазины НН, в других городах оставляли иногда на реализацию диски, на концертах тогда много продавалось – CD были очень популярным форматом. Недавно я встретил случайно в Питере чувака, который купил в петербургском «Караване» «Неальбом» с редкой оранжевой обложкой, которые мы оставили им на реализацию в 2003-м. Потом, в 2005-м уже стало легче, дистрибьюцией занялся indie-go!

Как по прошествии 12 лет ты оцениваешь этот альбом?
Записано так себе, но уж как было, так и было – от этой записи так и волочёт началом 2000-х. Многие песни мне до сих пор нравятся, во всяком случае ни за одну мне не стыдно. Однажды на каком-то форуме был топик: «самый дебильный и хуёвый текст песни», неожиданно там возник небольшой хайп по поводу текста «Барахло» — типа, хуже не придумать. На самом деле, когда я писал эти слова, я пробовал сделать это в стиле Big Cheese группы Nirvana, нарочно делал так, чтоб это звучало не совсем правильно. Типа:

«Говори мне, как дела,
Очень хорошо. Скажи мне –Да.
Как ты чувствуешь себя?
Часто ли ты бываешь голой?»

Мне-то и сейчас кажется, что это просто очень смешной текст. Это же рок-песня, а не Бродский или Есенин. Честно говоря, меня всегда выбешивали группы, где были правильные рифмы и абсолютно чёткие стихотворные размеры, мне в этом смысле, при всём моём хорошем отношении, не нравились тексты группы «Глубина», хотя стихи у Саши замечательные (Саша, прости), но для песни такие стихи – это не совсем то. Но это опять же, по мне так, я же говорю, что не люблю стихи как таковые. Поэтому я писал, как пишется и потом старался уже особенно не править, доверяя первому ощущению. Наверное это неправильно и многие тексты мои от этого проиграли, но таков уж я, возможно это лень, кстати. Элементарно.

В «спасибах» перечислен весь цвет русской альтенативы тех лет, но интересно наличие Татьяны Друбич в благодарностях. Шутка или нет?
Какие шутки, это моя любимая актриса, очень на многие вещи своими ролями нас вдохновлявшая. И до сих пор вдохновляет, кстати. Она просто волшебная, разве нет?

Альбом «10»

item1184462027_cd_smalta_10_1
Расскажи кратко историю написания песен.
Было 3 места, где я писал тогда песни: тот самый бетонный ящик на последнем этаже в Молитовке (Экзорцист, Вкл/выкл), в подвале магазина «Так Надо» (Комфорт, Грейпфрут, Без Слов), на репетициях (Весна в Сиэтле, Питер Пэн). Основной риф для песни «Грейпфрут» был взят мною из ранней заброшенной песни «Друг», записанной ещё во времена «Неальбома» по настоянию Кости Кабанова (того самого барабанщика группы «Скотч»), который летом 2003 стал внезапно нашим гитаристом. Весну в Сиэтле придумали прямо на репетиции, тот же Костя и придумал основную тему. Вообще, с ним было очень круто играть. Эта песня – что-то вроде долга памяти всем ушедшим нашим друзьям, Кобейну и Стейли, недаром песня так и кишит цитатами и от того и от другого. Перед тем, как записывать всё это в студии «Аваллон», мы попробовали записать пару треков на студии «Тонмейстер», причём играли все одновременно, только вокал наложили потом, сделали что-то типа демо. В сети есть этот вариант «Грейпфрута». В итоге писали на Аваллоне, а поскольку денег, заработанных на концертах было не много, то писал нас Антон «Вук», тогда ещё стажёр на студии. Это была его дипломная работа после стажировки. Писали ночами — так было дешевле. Это был февраль 2005 года. И как только всё записали произошла катастрофа – на студии полетел винчестер и 4 трека из 10 были повреждены, в итоге спасти удалось только 9 и то, пришлось переписывать к примеру барабаны для Питера Пэна, т.к. они удалились. Полностью пропала ранняя песня «Деновская». В итоге решили записать песню, которую мы только-только начали репетировать, но слов к ней не было. Записали её по быстрому, даже без метронома, но слов не было. И только ночью накануне записи голоса я понял, о чём должна быть песня – о подростке, я вспомнил себя подростком и легко написал всё за 15 минут. Так и получился «Тинейджер».

В чем заключалось сотрудничество с лейблом indie-go? Они выступали просто как издающая компания или принимали полноценное участие в создании пластинки? Несколько слов о этом лейбле. Сеть говорит только, что это лейбл ребят из 7 расы. По какой причине привлекали к сведению Андрея Алякринского? Довольны ли сами результатом?
Насчёт indie-go. Когда мы закончили и свели альбом, то стали его предлагать лейблам, Дима Дракол уже практически помог нам пристроить его на небольшой лейбл Sound Age, который специализировался в основном на панке и металле. Они давали 1000$, что по тем временам было соотносимо со стоимостью записи альбома на студии. Мы потратили около 500$ на запись и сведение, к примеру. Это была весна 2005 года и где-то в мае мы показали запись Егору Подтягину, басисту 7 РАСЫ и основателю indie-go: ему очень понравилась музыка, но совсем не понравилось сведение. Он настоял, чтоб мы выпустили у него, но с условием, что он пересведёт его за счёт лейбла у Андрея Алякринского, а это как раз 1000$ или около того, но мы при этом не получаем ничего, кроме отлично сведённой пластинки. Мы согласились. Сводили долго и диск вышел только в самом конце 2005 года. С Андреем было очень хорошо работать над сведением, хотя это и было в основном дистанционно. Результат нам понравился.

Во втором альбоме снова реверанс к сиэттлской волне в виде названия альбома и трека «Весна в Сиэттле». Расскажи как был написан конкретно этот трек.
Для меня лично очень близкий трек в стиле Endless Nameless с Nevermind.
Что-то про этот трек я уже рассказал. Записывать мы его решили не совсем по правилам того времени: мы играли в одной комнате одновременно, где всё валило во все микрофоны, при этом мы поставили по всей комнате микрофонов 10, кроме барабанных, все, что смогли найти, сыграли всё с первого дубля и потом уже не правили – очень хорошо слышно, как мы лажаем там все понемногу местами. Ругань в середине трека обеспечил барабанщик Вадим – он любил поругаться смачно и по английски. Самое смешное, что когда потом Андрей сводил трек в Питере, он сказал, что вот с ним как раз проблем не было – всё записано как надо, мы ещё помню этому удивились тогда.

Альбом «Мои пули, они… быстрые»

r-3572575-1335782354-jpeg
Что за период это был для группы? Насколько я помню сразу после релиза группа объявила о прекращении деятельности.
Костя Кабанов покинул нас сразу после записи альбома «10» по личным причинам. Мы играли полгода втроём, потом гитаристом стал Саша Кэп. Песни тогда уже были какие-то написаны, какие-то возникли уже в Москве, куда мы перебрались летом 2007 года. Тогда же от нас ушёл Вадим в группу Radio Cambodia, одно время у нас играл барабанщик Рома Воронин, но он надолго не задержался и в начале 2008 года с нами играть стал Лёха Меньшиков, замечательный музыкант и человек, наш старый друг из Ярославля из группы PSY Grammofon. Он приезжал раз в неделю из Ярика в Москву и мы 6 часов репетировали. Тогда же мы привлекли на вторую гитару Дмитрия Александровича Букина, а я остался свободным вокалистом. Решили писать в г. Лысково, это 150 км. От Нижнего Новгорода. Там один дядька построил чудесную студию и поставил туда отличное оборудование, причём там была даже комната для музыкантов, где можно было жить на время записи. Мы приезжали туда 2 раза и всё записали. Там был такой смешной эпизод: во время записи финального крика в песне «Тест-Драйв», я заорал так, что просто упал в обморок прямо у микрофона, элементарно вырубился от перегрузки: открываю глаза потом, лежу в углу комнаты, ребята склонились надо мной, типа, братан, ты как? А я не понимаю, чего они беспокоятся то, я чувствовал себя отличнейше, как будто хорошо поспал, обнулился напрочь, размагнитился. Даже записан был где-то этот оборванный крик, там очень смешно звучал его конец, когда я был уже без сознания. Из тех песен для меня очень важен «Океан», потому что это песня про музыку на самом деле, а музыку я люблю, чего уж. И ещё запомнилась «Никто не сможет нас поссорить» — это про любовь, но в конце меня занесло, я слова написал последни за 5 минут до того, как их спеть, там есть много цитат из книги Чака Паланика про Бастера Кейси, которую я читал тогда. Punk Rock – это песня про нижегородские окраины, про гопоту конца 90-х, в своём роде посвящение району Молитовка. Альбом потом долго не могли свести почему-то, а потом мы просто друг от друга устали и в конце 2009 года решили мирно разойтись. Последние полгода с нами играл на барабанах наш друг Андрей Казаков, который был с нами в куче поездок и передряг с самого начала.

Запись вышла не на лейбле а как селф-релиз. Диска найти не удалось? Издавался ли он в принципе?
К моменту выпуска записи cd как носитель был уже не актуален, лейблы никого уже не подписывали, да и вообще вся эта альтернативная волна 2000-х пошла на спад, а печатать самим у нас не хватило сил. Мы решили выложить альбом, сделать прощальный гиг в Рок Баре НН и разойтись.
Расскажи о турах/концертах группы. Куда ездили с кем играли. Были ли какие-то особо запомнившиеся моменты?
Ездили мы достаточно много, но в основном по европейской территории, максимум, куда мы забрались – Сыктывкар, который очень поразил добрыми, культурными людьми, там был очень хороший концерт. Очень часто мы навещали почему-то Ярославль. Основные приключения происходили в пути, в поездах, мы все любили хорошенько выпить и потом исполнять в вагонах. Как ни странно, нас ни разу не забрали копы, хотя поводов было хоть отбавляй. Очень часто играли мы с Психеей, 7 Расой, Ракетами, Ругером, Animal Jazz, Jane Air, Кирпичами и Tequilajazzz. Очень подружились с гранж-группами The Glue и Venus Veins из Петербурга, с Владимирскими Round Hills.

Недавно случился «реюнион» группы с концертом в Нижнем Новгороде. Судя по немногочисленным видеозаписям звучало все довольно мощно. Отсюда вопрос. Это разовый концерт, или можно ждать полноценного реюниона с новыми песнями и выступлениям? Насколько эти песни интересны тебе сейчас?

В конце 2015 года нам предложили собраться хотя бы для одного концерта в НН и мы подумали, почему бы и нет, друг от друга мы уже отдохнули. Попробовали собраться и порепетировать, неожиданно всё зазвучало как надо. Концерт был просто шикарным, практически идеальный гранж-концерт, когда все очень близко и тесно, напомнило мне наши ранние гиги в Домике Петра и Leo Grotte. Песни эти мне петь до сих пор не стыдно, какие то может быть уже не так интересны энергетически, но и таких немного. Были мысли сделать концерты в Москве и Питере, но как то до этого не дошло. В итоге мы решили играть раз в год в НН, пока нам это будет интересно. Вот 25-го декабря как раз такое и будет, мы вспомнили по этому поводу ещё несколько песен, а также будем играть одну совсем новую песню, написанную мной уже в Питере, гда я живу 4-й год.

Группа «Летчик твоего неба».

Однажды купил в каком-то музыкальном магазине в Нижнем Новгороде альбом. Продавец сказал что это ваш проект. Альбом удивил. Я все никак не мог определиться нравится он мне или нет. Удивило наличие кавера на Текилуджаз. Расскажи о этой группе Летчик твоего неба, как образовались, писались, путешествовали, как долго существовали?

577562_302446466514691_1703424320_n
История гркппы недолгая, Собрались поиграть с Андреем Казаковым и старым другом из московской гранж-тусы Васей Крузенштерном, потом влился в группу бывший барабанщик Смальты Вадим, который стал играть на гитаре. Это была попытка сделать менее напряжённую музыку, чем это было в Смальте, где мы играли «тревожный рок», как я это называю. Концертов было немного и в основном в Москве, сделали запись, но потом Вадим в силу своего непостоянства отвалился и как то всё незаметно прекратилось. А потом я уехал в Питер.

Группа Кит Сэлинджер.
Пару слов о текущей активной группе.
Когда я приехал в Петербург, то попытался создать группу, друзей-музыкантов было полно, мы пробовали и так и так и вроде бы всё было интересно, но не было какой-то искры, когда становится – вот оно, всё заебись, волшебства не хватало, в общем. А потом моя девушка Надя, с которой мы не один пуд соли вместе съели за 9 лет и которая умеет играть на гитаре, предложила: а покажи мне, как на басу играть, может нам вместе попробовать. Я и показал. Позвали попробовать барабанщика Серёгу родом из Мурманска и на первой же репетиции всё неожиданно покатило куда надо, химия возникла, я сразу понял, что это уже группа. Серёга спустя полгода правда вернулся на родину, а мы позвали играть Семёна из замечательной группы Библиотека и с ним у нас тоже всё получается. Записали сначала 4-х песенный EP, а недавно сделали полноценный альбом, который на мой взгляд получился очень гранжевым и роковым по звучанию и смыслу. Группу назвали «Кит Сэлинджер», в честь нашего с Надей любимого писателя, который несомненно является одним из китов мировой литературы. К слову, в оформлении нашего альбома «Слушать и Дышать» сознательно заложена гранж-цитата – он оформлен по мотивам одной из самых наших любимых обложек – крутейшего альбома 91-года «Gish» группы Smashing Pumpkins. Просто мне до сих пор очень нравится гранж, это музыка моей юности, что тут ещё скажешь.

P.S. если вдруг вы пропустили ссылку в заголовке, то встреча концерта здесь

i_ceezy_b0y

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика